Здравствуйте!

Рада видеть Вас на этой странице!
Надеюсь информация будет Вам интересна и полезна.

Это интервью было дано главному редактору журнала
"Восточный свет" Ирине Комаровой, именно с этого интервью
проведенного после моей персональной выставки
и началось моё сотрудничество с издательством "Игра слов"


ЗДЕСЬ Вы можете посмотреть список моих выставок.

ЗДЕСЬ Вы можете прочитать мою статью для журнала "Восточный свет".

Так же Вы можете ознакомиться со статьёй в "Книжной газете"
о моей персональной выставке "Женский образ".

Спасибо!
С Уважением,
Дарья Кайрамбаева




Светский Клуб

Издательство

Магазин

Ватаным

московский дом национальностей

Тайские кошки. Профи - портал. Форум любителей Тайских кошек.

форум любителей сибирских кошек

   

,,ПЛЕНЭР В КАЗАХСТАНЕ,,



С Дашей мы познакомились в информационном центре ООН, где проходила её выставка. Работы молодой казахской художницы заворожили меня, и я решила познакомиться с ней поближе. Я обратилась к Даше с просьбой проиллюстрировать несколько книг. Пока готовился материал, мы часто встречались. И с каждым разом меня всё больше захватывала её удивительная, яркая художественная индивидуальность.

Потом у нас нашлись общие знакомые: Дашина семья была близка знакома с рано ушедшим из жизни аспирантом моей мамы, первым директором Академии Художеств Казахстана.

Итак, позвольте вам представить творчествоДарьи Кайрамбаевой.

Ирина Комарова: Вы сейчас заканчиваете институт. Какие дальнейшие планы?

Даша Кайрамбаева: Я бы хотела развиваться как художник дальше. Хочется выставок побольше показать, что я умею.

И.К.: Расскажите немного об учёбе в Суриковском. Вы выбираете какое-то одно направление или идёте широко?

Даша: Мы поступаем либо на живопись, либо на графику, либо на скульптуру. Сейчас у нас ещё два отделения открылись: архитектура и техника и технология живописи.

И.К.: Это для реставрационных работ?

Даша: Да. А после второго курса, на третьем, мы выбираем направления станковая живопись, монументальная или театральная.

И.К.: Как же Вы сделали выбор?

Даша: Я для себя выбрала вначале станковую живопись, поскольку она более универсальна. Живописец может работать в любом направлении и в графике, и в живописи, и в прикладном искусстве, и в ювелирке, и в книжной графике.

И.К.: Мне всегда говорили, что я разбрасываюсь, а я смотрю на Вас и понимаю, что Вы тоже разбрасываетесь. Как на всё времени-то хватает?

Даша: Так интересно же всё! Пока энергии хватает.

И.К.: Это замечательно! Это в характере. А что нравится больше всего? Хотя что-то одно не выберешь...

Даша: Основное, что я выбрала ? станковая живопись. Больше всего мне нравится писать людей.

И.К.: Но у Вас и камни хорошо получаются. Я от них в восторге!

Даша: Спасибо, что я там побывала. До этого камни меня вообще не интересовали, а вот съездила и написала.

И.К.: У Вас ведь и графика очень сильная. Какие планы в этом направлении? Задумываете ли Вы какую-нибудь серию?


В мастерской.

Даша: У меня была серия с камнями. Но раньше это были реальные объекты, а сейчас я хочу сделать композиционные вещи фигуры животных в виде камней.

И.К.: Когда я делаю книгу, то иногда бывает так, что получается всё легко, быстро, не вымученно. И не считаешь, что это дело всей жизни. А на неё вдруг падает самый большой успех. Когда Вы создаёте картину, совпадают ли Ваши оценки с оценками зрителей?

Даша: Зачастую совпадают. Я выросла в среде художников и привыкла наблюдать, как реагируют на разные произведения. Обычный человек не задумывается над тем, как делалась работа, в какой технике, трудно было или нет, а реагирует на эмоциональную заряженность. Если художник что-то вкладывает в работу, если картина ему самому нравится, то, как правило, она нравится и другим. Что-то задевает в картине. Не знаю, как это получается. Если сюжет расскажешь, он ничего не объяснит. Когда делаешь работу, она ассоциируется у тебя с местом или с человеком, которые тебе близки. Обычно эти мысли улавливаются людьми.


,,Автопортрет,,. 2001-2002 гг. ,,Кулпытас,,. 2005 г.


И.К.: Вы сказали, что вышли из художественной среды. У Вас родители связаны с искусством?

Даша: У меня отец очень известный художник в Казахстане, профессор, преподаватель Академии. Я вообще выросла в художественном институте. Родители брали меня на работу по очереди. Моя мама доктор философских наук. Сейчас преподаёт на кафедре.

И.К.: А как матушка дошла до жизни такой? Ведь женщина доктор наук это явление не распространённое.

Даша: Это очень интересная история. Мамина семья из Краснодара. В семье все педагоги, но с техническим уклоном. Дедушка инженер, бабушка историк. Маму готовили поступать в институт, связанный с кибернетикой. Когда она приехала в Питер, то оказалось, что философия ей нравится больше. Поэтому, вопреки желанию родителей, она поступила в университет.

И.К.: А как с батюшкой она познакомилась?

Даша: Они учились рядом. Ленинградский госуниверситет и Академия художеств расположены по соседству. Мама дружила с казашкой из университета, а за девушкой ухаживал её соотечественник. Вот она и решила маму познакомить со своим приятелем, чтобы узнать её мнение. Но в тот день приятель не смог прийти и прислал своего друга. Это был мой папа. Мама ? русская, отец ? казах. Языка общего нет. Сначала пользовались помощью друзей. А потом оба уже выучили языки.

И.К.: А казахский язык трудный?

Даша: Он не считается трудным, но там у каждого слова очень много суффиксов, которые полностью могут изменить смысл.

И.К.: Вы владеете казахским?

Даша: Не очень хорошо. Я всё понимаю, но что касается разговорной речи, это мне даётся с трудом.

И.К.: Матушка живёт сейчас в Казахстане?

Даша: Да, вместе с отцом.

И.К.: Почему отец решил поступать в Академию художеств? Было ли это спонтанно, или у него в роду были художники?

Даша: У него отец был чабаном. А мать умерла очень рано. Насколько я помню, в детстве в какой-то школе он увидел юношу, который рисовал плакаты, и очень заинтересовался. Отец узнал у него, что можно поступить учиться в Алма-Ате в художественное училище. После десятого класса собрал вещи и отправился туда. Сразу он не поступил, потому что не знал многих вещей, но остался на подхвате, на подготовительном отделении. И поступил на следующий год. Когда он окончил учёбу, двум студентам предложили ехать учиться на выбор в Москву или в Ленинград. Он выбрал Питер. Из всех поступающих он единственный не имел плохих отметок. Занимался он в мастерской у Непринцева, достаточно успешно.

И.К.: Сейчас в ряде регионов начался расцвет национальных культур. Года два-три назад этого не было. Как обстоят дела в Казахстане?

Даша: Да, года четыре назад у нас начался просто бум. Очень сильное развитие получили и живопись, и графика, и прикладное искусство. Во-первых, это связано с интересом к восточному искусству в мире. Кроме того, изменилось национальное мироощущение. Не так давно проводился опрос. Людей спрашивали, ощущают ли они себя жителями Казахстана? Большинство тогда ответило, что нет. Многие связывали себя с Советским Союзом, Россией. А вот последний опрос накануне выборов показал, что даже русские осознают себя именно гражданами Казахстана.

Появился интерес к национальным украшениям, к национальному узору.


,,Кемпртас,,. 2005 г.

И.К.: Количество публикаций на эти темы сильно возросло. А Вы собираетесь создать какие-нибудь работы, связанные с национальными преданиями, сказками?

Даша: Я даже начала делать одну работу, но представить её здесь сложно. Преподаватели требуют объяснить изображаемое, но не всегда могут понять то, что ты рассказываешь. Если изобразить Ивана Грозного, всем понятно. Они забывают, что про Ивана Грозного они слышали с детства, а тому, кто не знает ничего об Иване Грозном, точно также надо всё объяснять, как в Москве про жизнь Казахстана.

У меня есть знакомая, которая много лет провела в Узбекистане. Это совершенно другая страна, совершенно не похожая на Казахстан. Они различаются и в культуре, и в одежде, и в традициях во всём. А она не видит между ними различия. И вот я делала юрту. У богатых людей юрта в центральной части может быть очень большой, до 50 квадратных метров. А она не верит, говорит, что юрта бывает только маленькой.

И.К.: Я какое-то время назад встречалась с детьми очень высокопоставленных монголов, которые учились в России. Они мне подарили макет двухэтажной юрты. Единственно, я не очень поняла, как устроен вход на второй этаж.

Даша: Может быть, лестница изнутри? Действительно, есть двухэтажные юрты, хотя я их не видела. А видела другие, когда от центральной юрты устроены рукава к нескольким маленьким, которые образуют отдельные комнаты.


,,Красные горы Щежина,,. 2004-2005 гг.

И.К.: Интересно, есть ли какие-нибудь сайты, где представлено современное искусство Казахстана?

Даша: Есть сайты, есть сайты галерей. Их не так много. Там не всё представлено, конечно. Есть сайт нашего музея национального. Он недавно открылся.

И.К.: Какая-нибудь искусствоведческая работа ведётся по описанию современной живописи?

Даша: Ведётся. Диссертации защищаются по современному искусству. Раньше этого не было. Подобная работа велась на уровне Союза. Если кто-то выбивался наверх, тогда он становился известен. Сейчас всё уравновешивается.

И.К.: Вы сейчас живёте в России, а поддерживаете ли связи с Казахстаном? Как Вы ощущаете своё место там? Я уточню вопрос. Предположим, у меня есть круг общения. Я уехала учиться. Потом я возвращаюсь. Либо из меня что-то получилось, либо не получилось. Когда Вы вернётесь, что даст Ваше обучение здесь Вашей стране?

Даша: К моему обучению здесь относятся со вниманием. Во многом это благодаря тому, что на меня переносят хорошее отношение к отцу. Пристально наблюдают за тем, чего я достигла, чему я научилась, ещё и по той причине, что не так много народа учится сейчас за рубежом, особенно по моей специальности. Поскольку живопись не так прибыльна, и это могут себе позволить только те, кто не мыслят своей жизни без искусства. Поэтому сейчас основной костяк наших художников ? люди, окончившие Питерскую и Московскую художественные школы.

И.К.: Существует ли сейчас преемственность? Какие тенденции преобладают в художественной жизни Казахстана?


,,Серые камни,,. 2004-2005 гг.

Даша: Существует, наверное. Одно время у нас была только живопись соцреализма. Очень многое наши художники взяли от русской живописи, они учились здесь. Многие сейчас обратились к западной живописи, но не к эпохе Возрождения, а к современности. Однако это обращение было поверхностным, так как в основе живописи двадцатого века лежат глубокие теории, которые с наскока не возьмёшь. Они требуют изучения, а не подражания.

И.К.: Да, в основе почти каждого из современных направлений лежал манифест.

Даша: А у нас некоторые, минуя стадию изучения теории искусства двадцатого века, перешли сразу к стадии копирования.

И.К.: Как интересно! Я над этим не задумывалась.

Даша: Бездумное нагромождение пятен, полосок и точек.

И.К.: Это общая ошибка. Людям кажется, что абстракцию сделать проще, чем картину в реалистической манере. По опыту Арбата очень хорошо видно, что как раз наоборот. Даже бездарная абстракция создаётся труднее, чем бездарное реалистическое полотно.

Даша: Абстрактная вещь создает эффект голого короля, когда все вокруг говорят, что это модно, хорошо, интерьерно... Очень трудно в этот момент сказать, что король голый. Тем более что западные художественные галереи платили за такое творчество большие деньги. Кроме того, наши художники выезжали за счёт того, что орнамент и цветовые пятна для нас врождённое. А потом, когда первый интерес пропал, многие остались у разбитого корыта. Учиться ленились. Считалось, зачем тратить на это время и деньги, когда я нарисую четыре квадрата, и у меня их всё равно купят. А когда интерес пропал, и обучение наверстать очень сложно, и зачастую самолюбие не позволяет, и никто ничего не покупает. Многие ушли в бизнес, кто-то спился, кто-то уехал. Сейчас пришло понимание, что главное мастерство. Если ты научился рисовать человека, то потом справишься с любой абстракцией, и она будет хороша. Начали обращать внимание на то, что все серьёзные художники, работавшие в абстрактной манере, были прекрасными художниками. Взять того же Пикассо. Это люди, которые имели прекрасное образование.

И.К.: Да. У него и графика совершенна. И тот же Дали был прекрасным рисовальщиком. Дали много копировал, а это хорошая школа. Помню, мне очень нравилась ,,Венера,, Веласкеса. А у нас она во всех альбомах была в коричневых тонах. Я даже от иллюстраций была без ума. И вот мне выдалась возможность побывать в Британской Национальной галерее. Я говорю своему знакомому: Представляете, Саша, я наконец попаду туда!? А он отвечает: И куда же больше всего Вы хотите пойти? Мне очень интересно?. ?Ну как куда?! Конечно, к ,,Венере,,?. Ирочка, Вы с ума сошли! У неё же сломанный позвоночник. И вообще она грязно-розовая!? ?Да что Вы, Саша! Она же золотисто-коричневая! Откуда же грязно-розовая?? Что Вы думаете? Приезжаю. Детей позорно бросила на газончике, рядом с галереей. Они с ног валились от усталости и заснули там. А я помчалась к ?Венере?. И конечно, у неё был сломан позвоночник, и она была грязно-розовой. Хотя я её всё равно люблю. Но лишний раз убедилась в том, как важен ?нагляд?, если так можно выразиться.


,,Папа,,. 2004 г.


,,Рыбки,,. 2005 г.

Даша: На первом-втором курсе мы занимались копированием. Но доступа в музеи у нас не было, и мы копировали по репродукциям. Хорошо, когда эта картина есть в местном музее, а когда она висит в Лувре? Я копировала Кипренского, ,,Девочку в маковом венке,,, по репродукции. Её обычно воспроизводят зеленовато-золотистой. И на памяти у меня она была такой. Каково же было моё удивление, когда я сходила в Третьяковку и увидела, что она розовая. У меня был шок. Она ярко-розового цвета вся. С прошлого года практику в музеях возобновили.

И.К.: Вообще-то, конечно, это возмутительно. Но раз уж практику возобновили, мне интересно, кого Вы больше любите копировать? Или это связано не с художником, а с сюжетом?

Даша: Это связано с техникой. Мне интереснее старые мастера. Я не понимаю, как они добивались таких тонких градаций, которые невозможно подобрать с современным бесчисленным разнообразием красок! Они берут сочетанием просвечивающих слоёв.

И.К.: Мне кажется, это можно понять, только восстанавливая картину. Да и умение приходит с большим опытом. Живопись ? такое мастерство, к которому подступаешься в течение всей жизни. Обидно, когда деньги появились у большого количества людей никак не образованных, легко создаются художественные имена, в зависимости не от таланта, а от товарно-торгового знака.

Даша: Та элита, которая пришла к власти у нас, очень образованна. Эти люди учились за рубежом. И у них есть вкус к хорошей живописи. Это считается очень престижным покупать картины у крупных художников. А попасть в круг этих мастеров невозможно даже за очень большие деньги. Может быть, это оттого, что у нас страна поменьше и всё виднее.

И.К.: Скорее, это определяется не размерами страны, а тем, что у власти ещё остались люди, которые знают, что такое хорошее образование. А может быть, всё зависит от личных качеств людей, которые формируют вкусы. Может быть, не такую разрушительную роль, как у нас, играет телевидение.

Даша: Но у нас в основном российские каналы.


,,Древние камни,,

И.К.: Я имею в виду, что, возможно, не смотрят его столько, сколько здесь: из-за плохого знания языка, на каком-то этапе из-за негативного отношения...

Даша: Знаете, это навряд ли. Негативного отношения, несмотря на то, что шло в российских новостях, не было. Я это остро очень чувствую, так как мама-то у меня русская. Правда, уже в Москве мы иногда смотрим новости, такие странные. Звоним в Казахстан, спрашиваем, а что это у вас творится, а они даже не понимают, в чём дело.

И.К.: Что-то похожее было с Ливаном недавно, когда там на короткое время возобновились военные действия. У меня есть приятельница, её муж ливанец. И вот в самый разгар событий она отправляет туда дочь. Я ей говорю: ?Опомнись! Что ты делаешь!? А она отвечает: ?Это вы слушаете телевидение, а мы знаем, что происходит на самом деле?.

Даша: После последних выборов многое поменялось. О Казахстане сейчас идёт больше хорошей информации.


,,Баянаул,,. 2003 г.

И.К.: Да, в последнее время некоторые перемены намечаются. Я почувствовала, что можно что-то делать, и делать результативно. Можно улучшить ситуацию, это получается. Не обязательно быть министром иностранных дел, чтобы решать какие-то вопросы. Я вижу, что намечается поворот в сторону стран СНГ. Понятно, что есть люди, которые в своё время, по-видимому, купили должности. Интересы государства им не важны. Важно выжать с купленного места всё возможное и невозможное. Но есть и люди государственно мыслящие. И с ними можно варить кашу. Был период, когда рухнуло всё, и в первую очередь культура. Она и сейчас не собрана. Массовая культура не так пострадала, хотя тоже стала на порядок ниже по уровню. Но возобновляются объединения художников, собираются конференции, симпозиумы. Наконец, люди начали покупать картины.

Даша: Да, было очень плохо. В период после развала Советского Союза у нас закрылись все художественные практики. Нас ведь после учёбы отправляли на практику в Питере? была база, в Крыму, по всему Советскому Союзу. Сейчас они начали вновь открываться. Появилась база в Таганроге. А когда ты в течение трёх курсов подряд едешь в одно и то же место, это не очень здорово.

И.К.: Можно спросить, какие художники любимые, какое художественное направление?

Даша: Мне очень нравится Климт, Врубель, Рембрандт. Вообще-то мне нравится всё. Из направлений люблю модерн. Даже абстракционизм. Есть вещи, которые я не понимаю, но визуально мне многое нравится.

И.К.: Собственно, это понятно. Эпоха другая нужна. Поколение, которое создало это направление, только что вышло из мясорубки одной войны и угодило в другую. Всё рухнуло. И это сопровождалось рождением психоанализа и так далее. Поэтому освоение своего подсознания было естественным процессом. Рождалась новая философия, а живопись, как мне кажется, это визуализированная философия. Философия осваивает какие-то категории и делает их достоянием науки. Так и с живописью. Живопись визуально осмысляет вещи, которые не под силу философии вербальной.

Даша: Это социальное явление.

И.К.: А вы никогда не были в Китае?

Даша: Мне очень нравится китайская графика. Современная живопись больше напоминает советскую, и нравится не очень. А древние скульптуры лаконичны, но в них много деталей, которые не разрушают произведение, а наоборот, собирают.

Это, видимо, связано с длительным развитием культуры, в которой столько всего переплелось.

В Индии совершенно другая пластика, резко отличающаяся от китайской. Китайская скульптура статична, а индийская динамична. Индия более радостная и открытая.

И.К.: Мне кажется, Вам как художнику будет очень интересно туда поехать.



"Восточный свет" N3, 2006г.


Спасибо за Ваш визит, и Добро пожаловать на WWW.RONYACAT.COM!


С Уважением,
Дарья Кайрамбаева
RONYACAT
.

 
Дизайн сайта Анна Б.  &   Ronyacat.